Сети от земли до неба. Опыт, полезный всем

Сети от земли до неба. Опыт, полезный всем

Опубликовал Абдусалом Абдуманов

Сегодня отдельные западные и восточные страны, работают над свержением неугодных им режимов, стратегией внедрения и распространения собственных интересов на чужие государства под условным названием «Троянский конь».

Суть заключается в активном использовании протестного потенциала оппозиции и «пятой колонны» в целях дестабилизации социально-политической обстановки и продвижении своей идеологии.

Пример тому – иранские спецслужбы и марионетка в их руках – ТЭО ПИВ.

Поэтому власти Таджикистана воплощают в жизнь «стратегию активной обороны».

И нередко так называемые правозащитники необоснованно упрекают руководство РТ в жёстком отношении к любым проявлениям терроризма и экстремизма.

Действительно, за последние годы правоохранительные органы этой страны, ведущие беспощадную борьбу с террористами на протяжении многих лет, выявили и предотвратили целый ряд преступлений, направленных на подрыв государственного строя, угрожающих жизням мирных граждан.

Террористы, которым всё же удалось осуществить свои злостные намерения, в большинстве случаев, найдены, обезврежены, арестованы, преданы суду и отбывают заслуженное наказание.

Тех из них, кто остался на свободе, но скрывается от правосудия, рано или поздно ждёт неминуемая кара по всей строгости закона.

Это касается активистов ТЭО ПИВ, её боевого крыла «Джамаати Ансаруллах», сторонников ИГИЛ и других международных террористических организаций.

Понятно, что в рамках действующего законодательства РТ, с такими преступниками не церемонятся.

И однажды на выпады журналистов о, якобы, слишком жёстких упреждающих и карательных мерах в отношении этих лиц, было замечено, что во многих странах мира с террористами и экстремистами поступают гораздо суровее, чем в Таджикистане.

Например, в соседнем Китае, в частности в самом неспокойном, наряду с Тибетом, Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), где активно действуют исламские террористы-сепаратисты, с 1993 года произошло боле 200 терактов, неоднократно разгорались народные волнения.

Вспышки насилия по времени совпадали с ростом террористической активности в азиатском регионе.

Талибы в Афганистане и ИГИЛ на Ближнем Востоке помогали уйгурским сепаратистам оружием и инструкторами.

Точно также, иранские спецслужбы, афганские и пакистанские «консультанты» сегодня снабжают боевиков ТЭО ПИВ финансами и оружием, организуют обучение, поддерживают морально и идеологически.

По разным оценкам, за ИГИЛ воевало 5 тысяч выходцев из СУАР.

Там же, практиковались в боевых действиях до тысячи членов ТЭО ПИВ.

Поэтому, в последнее время борьба с этим злом стала одним из приоритетов китайской внутренней политики.

Председатель КНР Си Цзиньпин призвал расставить «сети от земли до неба», чтобы искоренить проблему.

И китайские власти с присущим им рвением успешно действуют в данном направлении. Хотя очень суровыми методами.

В названный регион был назначен новый руководитель Чэнь Цюаньго, прозванный за жестокость и решительность «Железным Чэнем» (вспомним «Железного Феликса»).

В городах через каждые 500 метров он установил полицейские блокпосты.

Значительно возросло число стражей правопорядка.

Только за 2016 год с СУАР набраны 90 тысяч полицейских.

Мегаполисы разделены на несколько блоков безопасности, где все въезды и переходы оборудованы КПП, на которых установлены средства сканирования радужной оболочки глаза.

Города оборудовали десятками тысяч видеокамер, подключённых к полицейским базам данных и системе распознавания лиц.

Если она зафиксирует человека, помеченного как подозрительный, то отслеживает его передвижение в автоматическом режиме, предупреждает полицию об отклонении объекта от привычного маршрута дом-магазин-работа хотя бы на 300 метров.

У всех жителей СУАР собраны образцы ДНК.

В регионе заблокированы все иностранные соцсети.

За их использование грозит уголовное наказание.

В магазинах запретили свободную продажу кухонных ножей – именно с их помощью сепаратисты провели несколько кровавых терактов.

Здесь стоит упомянуть о преступниках из ТЭО ПИВ, расправившихся со своими иностранными жертвами, велотуристами подобным образом – ножами и топором.

Теперь в СУАР ножи можно приобрести только в специальных магазинах, предъявив удостоверение личности. На лезвие гравируется QR-код, содержащий информацию о покупателе.

Правительство Китая опубликовало «Положение о борьбе с экстремизмом в СУАР» и организовало «лагеря перевоспитания» для подозреваемых, которые функционируют под видом центров профессионального обучения и повышения квалификации.

Здесь задержанные смотрят пропагандистские фильмы, ходят строем, читают образовательную литературу.

По словам очевидца, попасть сюда можно за экстремистские идеи, радикальную религиозность, чтение запрещённой литературы, отказ от изучения китайского языка.

Кто-то может задержаться здесь на несколько дней, кто-то на годы.

Только в текущем 2019 году в КНР заблокированы следующие ресурсы, используемые для террористической пропаганды, агитации и вербовки: Google Search, Yahoo!, Facebook, YouTube,Wikipedia, Twitter, Netflix,Reddit, Instagram, Tumbir, WhatsApp, BBC, The New York Times, The Independent, Amnesty International.

Таджикистан – светское, демократическое, а не полицейское государство.

Но и для него будет полезно кое-что (не всё!) из китайского опыта.

Например, в 2014 году после волны терактов в КНР разрешили вести религиозную деятельность исключительно в специальных учреждениях.

Было запрещено молиться где-либо, кроме дома и мечети, проводить свадебные или похоронные обряды исключительно по религиозным обрядам.

Регламентировали внешний вид.

В частности, было строго запрещено ношение хиджабов и «аномально большой бороды».

Ведь униформой террористов стали длинные бороды и чёрные маски, за которыми те прячут свои лица, совершая казни.

Террористы пытаются нарядить своих и чужих женщин по собственному подобию. Скрытое лицо – опасный знак для окружающих.

Внешний вид – личное дело каждого, но сегодня хиджаб имеет характер чуждого, устрашающего и навязанного со стороны.

Тем более что ИГИЛ считает этот женский атрибут равноценным своему знамени. Облачение в хиджаб несёт уже не религиозную, а идеологическую нагрузку.

Кстати, в Китае, где мусульмане составляют лишь 2%-3% от общего числа населения, здравый смысл возобладал над финансовой выгодой и коммерческой составляющей.

Здесь, даже для продажи на экспорт, запретили производство религиозной мусульманской женской одежды, в том числе, хиджабов и сатров.

В других странах такие жёсткие ограничения могли бы вызвать возмущение.

Однако в Синьцзяне ничего подобно не произошло.

Тем более, китайские власти, борющиеся с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, мало волнует мнение иностранных правозащитников, их критические замечания относительно соблюдения прав человека.

Нарушение это прав человека или нет, но своей цели Пекин добился.

Если к 2012 г. в СУАР произошло 200 терактов, то в 2018 году не зарегистрировано ни одного!



Источник: “http://newsland.com/community/5652/content/seti-ot-zemli-do-neba-opyt-poleznyi-vsem/6685824”