42 случая за 14 месяцев: как накануне краха СССР все кому не лень угоняли самолеты «Аэрофлота» за границу

Настоящий кошмар советской гражданской авиации. За год с небольшим, с апреля 1990 по июнь 1991 гг., в Советском Союзе 42 раза пытались угнать самолеты с пассажирами за рубеж. Такой пугающей интенсивности, такого государственного позора, ещё не знала история.

Особенно насыщенным выдалось лето 1990 года. Сообщения о случаях воздушного пиратства не успевали сменять друг друга.

Захваты рейсовых пассажирских самолетов во время полета одна из самых распространенных практик у разного рода злоумышленников. Но кроме террористов и преступников, которым нечего терять, захваты пассажирских лайнеров совершали и вполне обычные люди.

Особенно часто это происходило в СССР и странах Восточной Европы, где не существовало свободного выезда граждан за рубеж, а иностранный туризм за пределами соцлагеря (когда можно попросить политическое убежище) был недоступен для большинства населения.

Единственную возможность попасть на вожделенный Запад, сбежать из «ненавистного совка», некоторые граждане видели лишь в захвате пассажирского лайнера и перелете на нем в «капиталистический рай».

Первая зарегистрированная в СССР попытка захвата самолета в воздухе и угона его за границу произошла еще в 1954 году. Первый успешный угон осуществили литовцы, отец и сын Бразинскасы, в 1972 году. До конца 80-х произошло несколько подобных случаев, самой известной стала попытка захвата самолета семьей Овечкиных из джазового ансамбля «Семь Симеонов», в 1988 году. В большинстве случаев воздушных пиратов обезвреживали или уничтожали.

Но то, что случилось в последние годы существования Советского Союза, не имело, и, наверное, не будет иметь аналогов не только в отечественной, но и в мировой гражданской авиации.

Страну охватила настоящая эпидемия воздушного пиратства. Причем «террористами» становились люди, которые до этого не отличались никаким радикализмом.

Подпись к рисунку:

Начало авиационного кошмара было положено 18 апреля 1990 года. Осветитель одного из московских театров, летевший из Ленинграда в Москву, заявил, что пронес на борт биологическое оружие (!) и потребовал от пилотов лететь в пока все еще советский город Каунас (!!) для встречи с лидером литовского национального движения Витаутасом Ландсбергисом (!!!), всего месяц назад публично объявившем о выходе Литвы из состава СССР.

Его условие выполнили, а по прилету в аэропорту спокойно арестовали. Никакого оружия у него естественно не было. Зачем ему, кстати, русскому по национальности, требовалась встреча с лидером литовских националистов, горе-угонщик так и не смог объяснить. Возможно, он хотел прямо в лицо Ландсбергису высказать свое несогласие с политическим процессами в Советской Литве. В любом случае, сама акция была не тщательно спланированным преступлением, а скорее всего эмоциональным или психическим порывом.

А затем наступил сезон отпусков, и началось настоящее безумие и настоящий кошмар для «Аэрофлота».

7 июня пассажир рейса Грозный-Москва заставил пилотов лететь в Турцию, где по приземлению местный спецназ не разбираясь, просто пристрелил угонщика. Больше никто не пострадал. Мотивы преступника так и остались неизвестными.

В ночь на 9 июня 17-летний учащийся из Белоруссии, угрожая муляжом (как потом оказалось) гранаты, заставил пилотов рейса Минск-Мурманск изменить направление и приземлиться в Стокгольме.

Кстати после этого и нескольких следующих приземлений в стокгольмском аэропорту угнанных советских самолетов, наши пилоты станут в шутку называть шведскую воздушную гавань «Шереметьево-3».

Подпись к рисунку:

Шведы не сразу, но выдали угонщика. Суд и приговор в СССР ожидали его и последующих воздушных пиратов. Однако, постоянно находились отчаянные товарищи, кто продолжал наивно верить, что уж ему то точно повезет.

19 июня художник-оформитель из Саратова, летевший рейсом Рига-Мурманск, размахивая по салону толовой шашкой (на деле это оказались завернутые в фотобумагу обыкновенные свечи), заставил пилотов также лететь в Швецию. Но летчики, не имевшие навигационных карт и не знавшие иностранных языков, убедили угонщика приземлиться в Хельсинки, координаты которого они случайно знали.

Финские газеты тут же объявили преступника «жертвой железного занавеса», причем никто даже не задумался о том, что испытывали пассажиры, среди которых были женщины и малолетние дети. Власти Финляндии отказались сразу предоставлять убежище угонщику (но и выдавать его обратно не спешили) и поместили мужчину в тюрьму. Но после того, как месяц спустя «борец с тоталитарным режимом», опасаясь возможной выдачи, попытался захватить в заложники надзирателя, финны не стали церемониться и выслали его в СССР.

События 19 июня 1990 года стали достоянием советской общественности. ТВ и пресса впервые сообщили об угонах самолетов в Скандинавию, что вызвало лавину подражаний. Тем более, угонщики пока еще не были выданы, их сначала ждал местный суд, а затем длительная процедура депортации.

У многих советских граждан могла сложиться идея успешности такой противоправной затеи, причем совершенно бескровной. Не случайно, в дальнейшем совершали угоны в основном молодые люди от 17 до 21 года, что еще раз подтверждает эмоциональный, а не политический подтекст этих преступлений.

24 июня вновь требование лететь в Швецию, в этот раз для следовавшего из Таллинна во Львов пассажирского лайнера, и опять приземление в Хельсинки. Угонщика, просившего политического убежища, выдали вместе с предыдущим преступником. Очевидно, финские власти решили больше не связываться с буйными советскими «революционерами».

28 июня пассажир рейса Краснодар-Красноярск, угрожая уже «химическим оружием», якобы пронесенным на борт, потребовал лететь в Турцию, но на промежуточной посадке его удалось обезвредить.

30 июня рейс Львов-Ленинград совершает незапланированную посадку в Стокгольме. Туда пилотов отправил девятнадцатилетний угонщик, размахивавший гранатой (оказалось, что она была без запала). Из Швеции его выдали в СССР вместе с белорусским «пэтэушником».

4 июля отличилась продавщица книжного магазина, летевшая из Сочи в Ростов-на-Дону вместе с дочерью. При заходе на посадку ей что-то не понравилось, и она потребовала лететь в Турцию. Однако наспех сделанный сверток с торчащими проводами, который она выдавала за бомбу, никого не напугал, и уже в ростовском аэропорту незадачливую угонщицу спокойно арестовала милиция.

5 июля самолет, летевший из Ленинграда, вместо Львова приземляется в Стокгольме. И вновь банальная угроза (якобы бомба спрятана в сданном в багаж чемодане) заставляет летчиков изменить маршрут. Когда шведские власти объявили угонщику, что его ожидает выдача на родину, тот пытался наложить на себя руки. Его еле откачали, а местные правозащитники потребовали предоставить ему убежище. В итоге молодого человека отправили на 4 года в шведскую колонию.

С этим угоном связана забавная, поистине невероятная история. Одним из пассажиров рейса оказался житель Львова, который уже успел побывать в Стокгольме, будучи на борту злополучного рейса 30 июня. И вот, возвращаясь домой, он снова оказался в заложниках, и второй раз за неделю, не по своей воле, навестил шведскую столицу.

7 июля незадачливого террориста, пытавшегося захватить самолет на рейсе Минск-Витебск, экипаж скрутил прямо во время полета.

Арест закономерно ожидал и следующих угонщиков-дилетантов, которые отличились на одном и том же рейсе Ленинград-Мурманск.

10 июля пилот отказался менять направление на Стокгольм и вернулся в Ленинград, где террориста ждала милиция.

12 июля двух подростков, потребовавших лететь в Финляндию, обезвредили сами пассажиры. Неожиданно, что у воздушных пиратов оказалось настоящее (самодельное) взрывное устройство, пусть и небольшой силы, которое они к счастью не успели (а скорее не решились) привести в действие.

18 июля члены экипажа скрутили ранее судимого угонщика на рейсе Одесса-Сухуми. Вместо «свободы» в Турции его ждал абхазский изолятор.

23 июля очередные очумевшие от гласности подростки требует лететь в Стокгольм. Однако пилот рейса Рига-Мурманск спокойно сажает самолет в Петрозаводске, где два незадачливых террориста сдаются милиции.

13 августа удалось предотвратить попытку захвата на рейсе Пенза-Кострома (как же все-таки было развито авиационное сообщение в СССР), преступник даже не успел выдвинуть условий.

А 19 августа произошло событие на некоторое время остудившее порывы террористов-любителей. В этот день 11 осужденных уголовников, которых перевозили на обычном пассажирском рейсе в Якутии, обезвредили конвоиров и угнали самолет в Пакистан. Но вместо свободы угонщиков ожидала на чужбине местная тюрьма, по сравнению с которой советский «гулаг» показался им раем.

Вполне возможно, что никто не хотел ставить себя в один ряд с уголовниками-отморозками и бестолковые попытки угонов бесстрашными одиночками прекратились. Впрочем, затишье продолжалось недолго…

30 августа произошли сразу 2 инцидента и оба были связаны с Воронежем. И оба граничили с идиотизмом.

Сначала один из пассажиров рейса Москва-Воронеж прямо в аэропорту, во время посадки на борту, не сдержался и потребовал лететь в ФРГ, и тут же был скручен милицией.

А затем нетрезвый пассажир рейса Воронеж-Орел, размахивая ножом и деревянным пистолетом, потребовал лететь в Афганистан. И дело даже не экзотическом выборе места приземления (там, кстати, идет гражданская война, а у власти пока еще просоветское правительство), а в том, что это был рейс малой авиации, и угонщик летел в салоне 10-местного «кукурузника» Ан-2. Машина просто физически не могла добраться до Афганистана.

С осени 1990 года попытки захвата не прекратились, хотя интенсивность несколько спала. Сказались частые сообщения в прессе о задержаниях и фактах выдачи преступников из зарубежных стран. Самых безумных это не останавливало. Случаи воздушного пиратства фиксировались ежемесячно и продолжались в общей сложности 14 месяцев.

Вот, например, история, которая могла закончиться весьма печально:

Т.е. угонщик просто не решился взорвать бомбу на борту летевшего самолета и сдался после отказа лететь в Стокгольм и приземления в Ленинграде. А если бы это был какой-то неадекват или преступник, которому нечего терять?

Лишь принятие закона «О порядке выезда из СССР и въезда в СССР граждан СССР» 20 мая 1991 года, отменявший выездные визы (т.е. разрешения покидать СССР), и разрешавший всем относительно свободный выезд за границу, остановило поток желающих сбежать из «тоталитарного ада» преступным способом.

По инерции две попытки угона были совершены в июне 1991 года и только после этого окончательно прекратились.

В последние годы существования СССР пассажирские самолеты угоняли реально «все кому не лень». Угонщиками двигало желание покинуть Советский Союз, но не по политическим мотивам, а исходя из эмоциональных, зачастую сиюминутных, порывов.