Были ли у янычар дети?

Янычары, призванные в войско в рамках системы девширме, юридически считались рабами султана. Поэтому ожидалось, что они будут соблюдать целомудрие, пока находятся на службе, и все свои силы посвятят служению величественной Османской империи. Вот почему формально им не дозволялось вступать в брак – более того, за наличие, так сказать, неуставных отношений, а тем более, детей, янычара могли строго наказать вплоть до применения высшей меры.

Делалось это по одной простой причине. Еще в далекие времена Арабского халифата создание царской гвардии из воинов-рабов мыслилось, как мера противодействия переворотам и влиянию придворных кланов на трон. Т.е., если у солдата нет семьи, он не зависит ни от кого, кроме своего господина и на него никто не может повлиять.

Кроме этого, в Османской империи пошли куда дальше, чем это было принято у арабов. Янычарский корпус изначально создавался, как, своего рода, военизированный религиозный орден, и в духовном плане его окормляли дервиши-бекташи. Это был исламский ответ рыцарским орденам, известным средневековой Европе – по каким-то психологическим причинам, военные организации с целибатом всегда добивались успеха.

Вот почему янычарам теоретически воспрещалось жениться. Это право они получали лишь по достижению сорока лет, но в этом случае уже исключались из главного войска и выполняли вспомогательные работы. Тем не менее, у некоторых бойцов иногда появлялись дети либо вследствие нерегулярных романтических приключений, либо в результате длительной тайной связи. Даже сложилось правило, что имущество янычара отходит его детям, если они есть – а ведь раньше все доставалось товарищам.

В первом случае бравый воин мог ничего и не знать, либо исчезал из жизни своей подруги со словами: «А я чё? Я ничё!» Во втором, если это был человек долга, то он принимал на себя все обязанности отца. Ну и риски, что со временем его разоблачат и накажут.

Также, существовала вероятность получить от султана разрешение жениться до достижения сорокалетия. Первым это право даровал ветеранам своих кампаний Селим Грозный в 1510-х годах. В дальнейшем так поступал его сын Сулейман Великолепный, чтобы поощрить особо заслуженных янычар.

А в 17-м веке правительство под давлением войска и вовсе отменило запрет жениться. Впрочем, это стало началом конца янычарского корпуса. Со временем солдатские сыновья и сами получили право на службу, численность армии увеличилась в разы, а ее дисциплина упала.

Так или иначе, у янычар обычно были дети. Их отцы формально считались царскими рабами, фактически же представляли из себя отдельное (и привилегированное) сословие в османском обществе. Так как отпрыски являлись мусульманами по рождению, поэтому, согласно исламским законам, рабами быть не могли. Считалось, что это просто незаконнорожденные, не имеющие известных отцов.

Хотя номинально этих людей н существовало, в османском обществе данная социальная категория получила название кулоглу – в переводе с турецкого «дети рабов» или «дети слуг». В Анатолии и Румелии, т.е., коренных владениях Османской империи, они особо не выделялись и уже в следующем поколении смешивались с остальными турками. Как правило, уходя на дембель, отец их усыновлял и они довольно неплохо устраивались в жизни, благодаря его накоплениям. Это был такой своеобразный околовоенный средний класс. Даже в ранние времена правительство о их существовании прекрасно знало, но не наказывало за это, если не нарываться.

Напротив, в нетурецких регионах державы власти использовали естественные потребности своих солдат для тюркизации соответствующих регионов. Или, по крайней мере, формировании там тюркоязычной прослойки населения, которая ассоциировала себя с империей и находилась на ее стороне.

Больше всего известны кулоглу в Алжире и, вообще, в Северной Африке. Там они выступали в качестве слуг, чиновников и личных гвардейцев алжирских деев – наполовину монархов, наполовину турецких наместников. Впрочем, большинство из деев по своему происхождению также вышли из среды кулоглу.

Что касается внутренних территорий империи, то там дети янычар пользовались более низким положением в обществе, но иногда они и их потомки делали выдающиеся карьеры.